Карта не пошла: малый бизнес переходит на оплату наличными

Карта не пошла: малый бизнес переходит на оплату наличными

Объем «серой» экономики в России за три года вырос на пять процентных пунктов — сейчас он составляет 22–23%. Такие оценки для «Известий» сделал директор Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ Георгий Остапкович. О динамике говорят и простые потребители: среди населения участились жалобы на то, что малый бизнес — рестораны, салоны красоты, магазины электроники — всё чаще просит клиентов расплачиваться наличными. Косвенно это подтверждает и оператор фискальных данных «Платформа ОФД»: в октябре средний чек при оплате картой снизился на 14%, а наличными — увеличился на 40%. Эксперты уверяют, что тенденция связана с ростом фискальной нагрузки на бизнес и высокими комиссиями за эквайринг. 

Терминал не работает

Средний чек при оплате наличными средствами в столичных ресторанах и заведениях общепита в прошлом месяце по сравнению с показателем годичной давности вырос на 40%, до 710 рублей. Тогда как средний чек безналичным способом в этот период упал на 14%, до 680 рублей. Об этом свидетельствует статистика оператора фискальных данных Сбербанка «Платформа ОФД», который собирает данные напрямую с онлайн-касс. «Известия» ознакомились с ней.

В пресс-службе ЦБ «Известиям» сообщили, что законодательством банковские карты к оплате обязаны принимать торговые точки с ежегодной выручкой от 40 млн рублей. Но в последнее время граждане часто сталкиваются с отказом ресторанов принимать карты. Например, у москвички Алины эта проблема возникла в IL Patio, «Штолле», «Кукареку», «32.05» и «Чайхоне № 1». 

— Аргумент каждый раз один и тот же: «Именно сегодня / сейчас у нас не работает терминал, он сломался и оплата возможна только наличными», — рассказала «Известиям» Алина. — И тут варианта два: либо снимаешь деньги в банкомате с комиссией (если это не аппарат родного банка), который есть в ресторане или рядом с ним, либо идешь с друзьями всей компанией в другое место.

У москвички Юлии отказались принимать «пластик» в корчме «Тарас Бульба» в Солнцево. По словам девушки, весной она регулярно посещала это заведение. На днях она пыталась купить там обед, но при расчете ей сказали, что карты ресторан не принимает и «никогда не принимал». Москвичка Анастасия не смогла расплатиться картой, покупая кофе в кафе «Дюссельдорф» в Алтуфьево. Ее сразу предупредили, что «пластик» ресторан не принимает.

В IL Patio «Известиям» объяснили, что бывают ситуации, когда выходит из строя терминал или возникают технические проблемы.

— В таком случае сотрудники зала могут отказать гостю в приеме банковской карты, но при этом они обязаны предупредить его о сложившейся ситуации, — добавили в ресторане.

В «Штолле», «32.05», «Чайхоне № 1», корчме «Тарас Бульба» и «Дюссельдорфе» «Известиям» не прокомментировали отказ в приеме карт у посетителей.

Аналитик консалтинговой компании для рестораторов Restcon Елена Перепелица заявила «Известиям», что говорить о стабильной тенденции, которая охватила весь ресторанный рынок столицы, пока рано.

Несмотря на растущее недовольство среди граждан, они неохотно жалуются в Роспотребнадзор на отказ ресторанов и магазинов принимать карты. В пресс-службе ведомства «Известиям» сообщили, что в первом полугодии 2017 года и за шесть месяцев этого года в Роспотребнадзор «поступали единичные жалобы на отказ принимать банковские карты в магазинах и ресторанах». Также там отметили, что за отказ магазинов и ресторанов принимать карты могут быть приняты только штрафные санкции в размере 30–50 тыс. рублей.

Легкие деньги

Предприятиям общепита удобна оплата наличными потому, что деньги можно оперативно, в течение суток, потратить, например, на закупку необходимых продуктов на кухню, отметил президент Федерации рестораторов и отельеров Игорь Бухаров. Также эксперты отмечают, что процесс вывода денег со счета не только долгий, но и затратный. К тому же наличие денег на счету означает увеличение официальной выручки, а значит, и налогооблагаемой базы. 

Маникюрный салон в Москве на станции «Китай-город», постоянным клиентом которого является москвичка Мария, также всё время просит посетителей расплачиваться наличными. Там это объясняют тем, что мастера маникюров получают зарплату каждый день в конце рабочего дня, поэтому салону нужна наличность.

Небольшие магазины по продаже электроники, как правило, также работают исключительно с наличными платежами, выяснили «Известия», опросив участников рынка, которые представлены на «Яндекс.Маркет». Так, в «Сотохит» отметили, что работать с наличными удобнее, так как все закупки ведутся на «живые» деньги. В «Мобилиге» сказали, что пытаются сохранить низкие наценки, поэтому стараются избегать высоких процентов по эквайрингу.

В экспертной среде подтверждают, что малый бизнес предпочитает наличные из-за высокой платы за банковский перевод. По словам зампреда Локо-банка Андрея Люшина, сейчас комиссия финансовых организаций за эквайринг обходится в 1,6–2% от суммы среднего чека.

В тени наличных

Но одна из основных причин ухода населения в «серый» сектор — рост фискального бремени, отметил директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Хоть формально налоги шесть лет в России были заморожены, другие обязательные неналоговые сборы для предпринимателей увеличивались, констатировал эксперт. При этом правительство до сих пор не разработало законопроекта о неналоговых платежах, чтобы остановить их появление и рост.

Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов неоднократно обещал, что в последующие шесть лет налоговая нагрузка на бизнес больше расти не будет. Последнее изменение: с 2019 года в России на 2 процентных пункта увеличивается налог на добавленную стоимость (НДС) — до 20%. 

Накануне Владимир Путин обратил внимание Дмитрия Медведева на участившиеся жалобы на рост фискальной и квазифискальной нагрузки. Президент поручил премьеру «провести анализ того, что происходит по отраслям и по регионам».

По данным Международного валютного фонда (МВФ), объем теневой экономики России в 2015 году составлял 33,7%. Однако в эту цифру входит не только неформальный сектор (зарплаты в конвертах, уход от уплаты налогов), но и незаконные виды деятельности наподобие торговли оружием, наркотиками, а также проституция, отметил Георгий Остапкович. Конкретно неформальный сектор в России составляет порядка 22–23% от ВВП страны, привел оценки эксперт. За три года этот показатель увеличился примерно на пять процентных пунктов.

По словам директора Центра конъюнктурных исследований НИУ ВШЭ, львиная доля теневого сектора приходится на розничную торговлю и сферу услуг. Георгий Остапкович отметил, что сокращение неформального бизнеса России могло бы ускорить рост экономики на дополнительные 0,6–0,7 процентного пункта.

Вступить в «Опору России»

Оставьте заявку и наш менеджер свяжется с Вами в ближайшее время

Задать вопрос

Оставьте заявку и наш менеджер свяжется с Вами в ближайшее время